April 3rd, 2003

Sally

люди

Они ведь самые обычные люди. Не менты или охранники, которым приходится все время общаться со всякой швалью, отчего в мозгах происходит перекос (по самой либеральной версии). Нормальные бабушки и дедушки.
Ну почему они иногда превращаются в кровных врагов??? Опаздывая вчера на встречу, я прибежал на Смоленскую-АП, и обнаружил в кошельке 6 рублей 91 копейку. С ними я пришел к тетеньке, которая стояла там на страже прохода. Мол, пустите, пожалуйста, говорю. Опаздываю, наземным не успеваю. Протягиваю ей всю эту мелочь. Она на неё посмотрела, улыбнулась очень обаятельно, и отвечает: "Нет". И встает в проходе, чтобы я не рванулся, видимо, внутрь.
Зараза. Вот что ей надо?
Платят ей, блин, за то, чтобы она плохо людям делала. У неё моральных комплексов, интересно, не наблюдается по этому поводу?

А я очень удачно вспомнил, что утром покупал уже одноразовый билет, дал кассирше десятку, а кошелек лень было доставать, и в кармане лежали три рубля. Это меня и спасло. Хотя я все равно на 20 минут опоздал.

В метро сидела девушка, лет тритсати пити

Шамкающий жвачку полубеззубый рот и дешевая губная помада, купленная у цыганки, што барыжничает в метро, выбранную под цвет немодного пуховика, купленного бывшым почитателем, ушедшим к другой, был неотъемлемым атрибутом ее маски-лица, покрытого штукатуристого вида пудрой. Она читала книгу, бульваристого характера, с непременным пистолетом в руках бедрастой телки в красном блядовитом платье. Она наверняка не втыкала что там пишут, потому как авторы сами расписывают сюжеты, заглядывая в разложенные на полу аналогичные романчики.

С каждым годом на нее все меньше обращают внимания, да и те, кто остался имеют слюнявые губы, жывотик и детей. Это выгодно. Не надо тратится на одежду, косметику и спорт зал, потому как сладострастные взгляды, округленных от похоти поросячих глазок нынешних почитателей ее телес, лишь жадно разглядывают ее экс аппетитные обвисшые сыськи, с разучившымися напрягаться сосками, и ухажывания их продолжительностью от губастого водки, до щипка за ляжку. Правда бывают тощие очкарики, озабоченные своим научным трудом, восхищенно смотрящими скрозь оккуляры, со свинченными с Hubble линзами. Но толку от них, как от большого хуя импотента. Нажраться с ними можно, но выебать как следует они не могут, повторяя лишь в перерывах между блеваниями - О! Богиня!.

Каждое "ебаное", по ее разумению, утро, она встает на этуебаную работу. Наверняка это какой-нибудь госкомстат, не дающий сотрудникам денег, где от души можно лишь напиздиться всласть с коллегами, обсуждая, кто ебет очередную красавицу, с тоской подрочив потом в туалете на светлый образ образ очередного дикаприо.

НА ее лице была такая скука, что я не мог не попытаться узнать название шедевра, находящегося в руках, однако заметив мои поползновения, она от делать нехуя впала в мехалонхолическую вредность и положила этот ебливый роман не кончающийся никогда, но обязательно должный быть прочитанным, чтобы не быть белой вороной и пиздить, пиздить, с ожесточением с соседками по кабинету о том, что там было, на свои колени, прикрытые немодным пуховиком, отчего ее фигуру нельзя было рассмотреть на предмет - стал бы я с такой трахаться или нет.
Станцыя Палянка- прошуршала продавщица инфарматсыы в динамики и я попиздовал на работу, очередной раз опоздав, теперь уже на час. Через полтора шага я забыл про нее до компьютера.